Я не слишком богата, чтобы покупать дешевые вещи

Любые экономические потрясения меняют нашу жизнь. Привычный моральный и материальный комфорт становится зыбким. Мы не верим в наступление новой реальности и думаем, что незнакомый порядок вещей – нечто приходящее. Но со временем понимаем, что ошиблись в этой оценке, и начинаем извлекать уроки из ситуаций, которые нам преподносит жизнь.

Международное агентство IPSOS, проводившее в России в 2020 году исследование о влиянии кризиса, связанного с пандемией, на особенности социального поведения населения, выделяет пять главных факторов, связанных с изменениями: люди начали создавать запасы, активно изучать современные цифровые технологии, в модели потребления происходят существенные сдвиги, бережное отношение к собственному здоровью становится приметой времени. Правда эксперты выделили еще один пункт, переоценка, объяснив это как отказ от традиционных брендов потребительских товаров и выбор новых, ориентируясь на цены, хотя вполне очевидно, что понятие «модель потребления» включает в себя этот нюанс. И так, мы, в отличие от авторов исследования, насчитали четыре фактора.

Начнем с запасов

которые условно можно разделить на текущие и долгосрочные. К текущим мы, в первую очередь, относим хранимые дома продуктовые запасы. Когда, год назад, драматические события только развивались, в супермаркеты выстраивались длинные очереди с дистанцией между покупателями в полтора метра, которые выходили из торговых залов с переполненными корзинами. Сейчас такого не увидишь. Хотя вполне возможно, что кто-либо, проходя мимо витрин и бросит в корзину лишний пакет гречки или сахара. Говоря о продуктовых запасах, следует учитывать степень вовлеченности в процесс их создания. В основном - это люди пожилого возраста, у которых запасы есть всегда. Вопрос только в их размерах, которые служат как индикатор экономической стабильности. Сегодня их продуктовые пакеты если и стали тяжелее, то не на много, а подорожали однозначно. За 2020 год - на 6,7 процента. По крайней мере в Свердловской области. Таковы данные Росстата.

Запасы долгосрочные – это, прежде всего денежные накопления, о необходимости которых думает каждый из нас. Думает потому, что за последние два десятилетия мы пережили три кризиса. Про девяностые вообще не говорим. Ценность информации аналитиков IPSOS не в прописной истине о том, что любой кризис учит откладывать на «черный день», а в неких качественных показателях нашего уровня жизни и возможностей создавать накопления. По данным опроса, проводимого среди населения крупных городов России, только 25 процентов респондентов имели сбережения, размер которых позволял находиться в поисках новой работы до полугодия, 13 процентов могли продержаться год, 7 процентов – более года, а 29 процентов сбережений не имели вообще. Оставшиеся 26 процентов имели двухмесячный запас прочности. Если проще - то у нас более половины населения не имеют сбережений. Почему? Быть может, думают, что это бесполезно? Возможно. В 2000 году курс доллара, на который мы, к сожалению, не можем не оглядываться, составлял порядка 30 рублей, сегодня перевалил за 70. Плюс наша ментальность не отказывать себе ни в чем, пока есть на что не отказывать.

Может дело в чем-то другом? По данным министерства экономики и территориального развития Свердловской области, за период январь-июнь 2020 года средний размер заработной платы в регионе составил 42 тысячи рублей. Если взять отдельные отрасли, то в лидерах деятельность в области информации и связи со средней зарплатой служащего 60 тысяч рублей. Деятельность гостиниц и предприятий общественного питания замыкает рейтинг с показателем в 23 тысячи. Однако, как говорил «мужчина с гарантией», дело не в том, сколько ты получаешь, а в том, сколько ты тратишь.

Модель разумного потребления

Сначала немного о цифрах. По данным того же агентства в 2020 году количество объявлений о продаже подержанных предметов гардероба на Avito возросло на 20 процентов, выручка магазинов формата секонд-хэнд увеличилась на 40, кроме того, часть респондентов поделилась своими секретами о том, как старые вещи превращаются в новые после небольшого апгрейда. Для кого-то это может быть и новость, а для кого-то кризис – это явление перманентное и заглянуть в Баско-Пати не зазорно. Точно так же, как и продать по объявлению жакет, который давненько не появлялся в свете. Выручка хоть и не большая, но все же, небольшой плюс к новой покупке. Такая модель потребления далеко не нова, и как тенденция уже сформировалась. А заговорили об этом потому, что судя по цифрам, приведенным ранее, аудитория «разумных потребителей» значительно возросла, а разработчикам теории «спонтанные покупки», придется разрабатывать что-нибудь новое для манипуляции нашим сознанием. 

Вспомните, как раньше, после прогулки по торговому центру, мы разбирали наши покупки и зачастую с вопросом: зачем «это» оказалось в нашем пакете. Ответ был всегда наготове: ладно, все равно пригодится, да и к тому же полученные дофамин и серотонин стоят того. Это не что иное, как зависимость от эмоций, которые заставляли нас тратить больше и больше. По-другому – шопоголизм. Индустриальная болезнь 21 века, которую мы не замечали и искренне верили в постулат о том, что шоппинг продлевает жизнь. Однако, очередная экономическая встряска нас несколько отрезвила. Теперь, мы стараемся покупать только нужное и критически оцениваем, насколько пригодится вещь, на которой задержался взгляд. Как долго она прослужит, с чем я буду ее носить, и смогу ли обойтись без нее. Мы становимся ответственными потребителями и профессиональными покупателями. Последнее не означает успевать на распродажи и покупать только то, что дешево. Это означает покупать только то, что прослужит долго. От парадигмы «шоппинг продлевает жизнь» мы переходим к хорошо забытой «я не настолько богата, чтобы покупать дешевые вещи». Это же касается и переоценки, на которой коротко остановились в первых строках. «Переоценка» не означает того, что мы набросились на дешевые бренды. Если мы носили Levi's, то носим и сейчас. Просто покупаем уже в дорогих бутиках, а в Интернет-магазинах.

Активно осваиваем Интернет

Раньше многие из нас не верили в то, что можно делать покупки в Интернете. Тем более одежду или декоративную косметику. Как быть с примеркой, как не ошибиться в тональности, как вернуть вещь, если она не подходит, насколько это безопасно платить и ждать доставки. Однако по данным пресс-центра La-moda в первом полугодии 2020 года, спрос в корпоративной сети возрос на 70 процентов. Это стало возможным благодаря тому, что попробовав, мы стали доверять. Мы стали продвинутыми пользователями ПК. Мы спокойно заходим в Интернет-магазин, к которому уже привыкли и покупает там только то, что нам на самом деле нужно. Как вызвать такси? Проще скачать приложение и установить галочку в месте своего расположения на карте, чем дожидаться ответа на звонок и объяснять оператору подробности о месте ожидания. Оплатить? Еще проще, достаточно привязать к аккаунту свою банковскую карту. О такси – кстати. Возросший спрос на услуги такси стал следствием «социофобии», которая, надеемся, проживет в наших головах не долго. А вот привычка пользоваться услугами такси останется, хотя к модели потребления, связанной с экономией на всем, ее не отнести. Но здесь на первый план выходят иные соображения.

Удаленная система занятости практиковалась давно. В большей части - фриланс в системе информационного обеспечения. Сегодня работодатели, для которых перевод персонала на удаленный режим работы был вызван внешними обстоятельствами, не торопятся возвращать сотрудников в офисы, которые по мере отладки бизнес-процессов в системе удаленного взаимодействия, возвращаются арендодателям. В выигрыше все стороны трудовых отношений, а для арендодателей – новая проблема.

В общем - согласны

Мы выразили свое отношение к результатам исследований уважаемой организации и бесспорно согласны с тем, что в нашу жизнь приходят изменения. Что эпоха быстрой моды, диктовавшей в течение двух десятков лет что и когда носить и где покупать, прошла и наши покупки приобретают рациональный характер. Мы становимся продвинутыми пользователями ПК, онлайн сервисы уже привычны и доступны для нашего понимания, меняться модель занятости.

Что касается сбережений, то с экспертами IPSOS так же нельзя не согласиться, но с единственной и весьма существенной оговоркой: есть вопросы, которые понятны без всяких уроков, но их решение становится возможным лишь при определенных обстоятельствах. Но есть один вопрос, который всегда в наших руках. Это здоровый образ жизни. С недавнего времени он включает в себя такой аспект, как личная гигиена и привычка соблюдать ее останется с нами надолго.

Ждем ваши комментарии

 

Добавить комментарий: Зарегистрироваться или Войти.

Также в разделе

28.02.19

Новый нарциссизм

Новый нарциссизм. Что это? Дань моде? Субкультура двадцать п...
смотреть все +

Любые экономические потрясения меняют нашу жизнь. Привычный моральный и материальный комфорт становится зыбким. Мы не верим в наступление новой реальности и думаем, что незнакомый порядок вещей – нечто приходящее. Но со временем понимаем, что ошиблись в этой оценке, и начинаем извлекать уроки из ситуаций, которые нам преподносит жизнь.

Международное агентство IPSOS, проводившее в России в 2020 году исследование о влиянии кризиса, связанного с пандемией, на особенности социального поведения населения, выделяет пять главных факторов, связанных с изменениями: люди начали создавать запасы, активно изучать современные цифровые технологии, в модели потребления происходят существенные сдвиги, бережное отношение к собственному здоровью становится приметой времени. Правда эксперты выделили еще один пункт, переоценка, объяснив это как отказ от традиционных брендов потребительских товаров и выбор новых, ориентируясь на цены, хотя вполне очевидно, что понятие «модель потребления» включает в себя этот нюанс. И так, мы, в отличие от авторов исследования, насчитали четыре фактора.

Начнем с запасов

которые условно можно разделить на текущие и долгосрочные. К текущим мы, в первую очередь, относим хранимые дома продуктовые запасы. Когда, год назад, драматические события только развивались, в супермаркеты выстраивались длинные очереди с дистанцией между покупателями в полтора метра, которые выходили из торговых залов с переполненными корзинами. Сейчас такого не увидишь. Хотя вполне возможно, что кто-либо, проходя мимо витрин и бросит в корзину лишний пакет гречки или сахара. Говоря о продуктовых запасах, следует учитывать степень вовлеченности в процесс их создания. В основном - это люди пожилого возраста, у которых запасы есть всегда. Вопрос только в их размерах, которые служат как индикатор экономической стабильности. Сегодня их продуктовые пакеты если и стали тяжелее, то не на много, а подорожали однозначно. За 2020 год - на 6,7 процента. По крайней мере в Свердловской области. Таковы данные Росстата.

Запасы долгосрочные – это, прежде всего денежные накопления, о необходимости которых думает каждый из нас. Думает потому, что за последние два десятилетия мы пережили три кризиса. Про девяностые вообще не говорим. Ценность информации аналитиков IPSOS не в прописной истине о том, что любой кризис учит откладывать на «черный день», а в неких качественных показателях нашего уровня жизни и возможностей создавать накопления. По данным опроса, проводимого среди населения крупных городов России, только 25 процентов респондентов имели сбережения, размер которых позволял находиться в поисках новой работы до полугодия, 13 процентов могли продержаться год, 7 процентов – более года, а 29 процентов сбережений не имели вообще. Оставшиеся 26 процентов имели двухмесячный запас прочности. Если проще - то у нас более половины населения не имеют сбережений. Почему? Быть может, думают, что это бесполезно? Возможно. В 2000 году курс доллара, на который мы, к сожалению, не можем не оглядываться, составлял порядка 30 рублей, сегодня перевалил за 70. Плюс наша ментальность не отказывать себе ни в чем, пока есть на что не отказывать.

Может дело в чем-то другом? По данным министерства экономики и территориального развития Свердловской области, за период январь-июнь 2020 года средний размер заработной платы в регионе составил 42 тысячи рублей. Если взять отдельные отрасли, то в лидерах деятельность в области информации и связи со средней зарплатой служащего 60 тысяч рублей. Деятельность гостиниц и предприятий общественного питания замыкает рейтинг с показателем в 23 тысячи. Однако, как говорил «мужчина с гарантией», дело не в том, сколько ты получаешь, а в том, сколько ты тратишь.

Модель разумного потребления

Сначала немного о цифрах. По данным того же агентства в 2020 году количество объявлений о продаже подержанных предметов гардероба на Avito возросло на 20 процентов, выручка магазинов формата секонд-хэнд увеличилась на 40, кроме того, часть респондентов поделилась своими секретами о том, как старые вещи превращаются в новые после небольшого апгрейда. Для кого-то это может быть и новость, а для кого-то кризис – это явление перманентное и заглянуть в Баско-Пати не зазорно. Точно так же, как и продать по объявлению жакет, который давненько не появлялся в свете. Выручка хоть и не большая, но все же, небольшой плюс к новой покупке. Такая модель потребления далеко не нова, и как тенденция уже сформировалась. А заговорили об этом потому, что судя по цифрам, приведенным ранее, аудитория «разумных потребителей» значительно возросла, а разработчикам теории «спонтанные покупки», придется разрабатывать что-нибудь новое для манипуляции нашим сознанием. 

Вспомните, как раньше, после прогулки по торговому центру, мы разбирали наши покупки и зачастую с вопросом: зачем «это» оказалось в нашем пакете. Ответ был всегда наготове: ладно, все равно пригодится, да и к тому же полученные дофамин и серотонин стоят того. Это не что иное, как зависимость от эмоций, которые заставляли нас тратить больше и больше. По-другому – шопоголизм. Индустриальная болезнь 21 века, которую мы не замечали и искренне верили в постулат о том, что шоппинг продлевает жизнь. Однако, очередная экономическая встряска нас несколько отрезвила. Теперь, мы стараемся покупать только нужное и критически оцениваем, насколько пригодится вещь, на которой задержался взгляд. Как долго она прослужит, с чем я буду ее носить, и смогу ли обойтись без нее. Мы становимся ответственными потребителями и профессиональными покупателями. Последнее не означает успевать на распродажи и покупать только то, что дешево. Это означает покупать только то, что прослужит долго. От парадигмы «шоппинг продлевает жизнь» мы переходим к хорошо забытой «я не настолько богата, чтобы покупать дешевые вещи». Это же касается и переоценки, на которой коротко остановились в первых строках. «Переоценка» не означает того, что мы набросились на дешевые бренды. Если мы носили Levi's, то носим и сейчас. Просто покупаем уже в дорогих бутиках, а в Интернет-магазинах.

Активно осваиваем Интернет

Раньше многие из нас не верили в то, что можно делать покупки в Интернете. Тем более одежду или декоративную косметику. Как быть с примеркой, как не ошибиться в тональности, как вернуть вещь, если она не подходит, насколько это безопасно платить и ждать доставки. Однако по данным пресс-центра La-moda в первом полугодии 2020 года, спрос в корпоративной сети возрос на 70 процентов. Это стало возможным благодаря тому, что попробовав, мы стали доверять. Мы стали продвинутыми пользователями ПК. Мы спокойно заходим в Интернет-магазин, к которому уже привыкли и покупает там только то, что нам на самом деле нужно. Как вызвать такси? Проще скачать приложение и установить галочку в месте своего расположения на карте, чем дожидаться ответа на звонок и объяснять оператору подробности о месте ожидания. Оплатить? Еще проще, достаточно привязать к аккаунту свою банковскую карту. О такси – кстати. Возросший спрос на услуги такси стал следствием «социофобии», которая, надеемся, проживет в наших головах не долго. А вот привычка пользоваться услугами такси останется, хотя к модели потребления, связанной с экономией на всем, ее не отнести. Но здесь на первый план выходят иные соображения.

Удаленная система занятости практиковалась давно. В большей части - фриланс в системе информационного обеспечения. Сегодня работодатели, для которых перевод персонала на удаленный режим работы был вызван внешними обстоятельствами, не торопятся возвращать сотрудников в офисы, которые по мере отладки бизнес-процессов в системе удаленного взаимодействия, возвращаются арендодателям. В выигрыше все стороны трудовых отношений, а для арендодателей – новая проблема.

В общем - согласны

Мы выразили свое отношение к результатам исследований уважаемой организации и бесспорно согласны с тем, что в нашу жизнь приходят изменения. Что эпоха быстрой моды, диктовавшей в течение двух десятков лет что и когда носить и где покупать, прошла и наши покупки приобретают рациональный характер. Мы становимся продвинутыми пользователями ПК, онлайн сервисы уже привычны и доступны для нашего понимания, меняться модель занятости.

Что касается сбережений, то с экспертами IPSOS так же нельзя не согласиться, но с единственной и весьма существенной оговоркой: есть вопросы, которые понятны без всяких уроков, но их решение становится возможным лишь при определенных обстоятельствах. Но есть один вопрос, который всегда в наших руках. Это здоровый образ жизни. С недавнего времени он включает в себя такой аспект, как личная гигиена и привычка соблюдать ее останется с нами надолго.

Ждем ваши комментарии

 

Добавить комментарий: Зарегистрироваться или Войти.