Новый нарциссизм

Новый нарциссизм. Что это? Дань моде? Субкультура двадцать первого столетия? Желание обозначить принадлежность к мировой элите или новый тип социального поведения мужчин? И вообще, возможно ли такое у нас?

Для начала обратимся к Википедии. Термин «нарциссизм» означает самовлюбленность и исторически происходит из древнегреческого мифа о юноше, которому свое отражение в озере оказалось дороже любви прекрасной нимфы. В наказание создатель превратил юношу в цветок, сохранив его имя – Нарцисс. В психиатрии глубокие формы нарциссизма классифицируются как расстройства личности.

Мужчины подобного типа, которые не дошли до клинической стадии, встречаются у нас довольно часто. В желании произвести впечатление вы почти сразу уловите самоцель. Ему не важна возможность завязать романтические отношения с вами, ему важна ваша реакция на его остроты. А ваша улыбка при виде чудака будет истолкована как понимание утонченного юмора и неверно прочтется как приглашение продолжить свое выступление.

Это то, что лежит на поверхности. Глубже – озабоченность собой, своим здоровьем, внешним видом, этичностью своих занятий. Что в этом плохого? Одни добродетели. Если все наши мужчины в одночасье окажутся подобным образом озабочены, то для нас и дорога за счастьем не за три моря. Если все наши мужчины будут вскакивать со своих мест в метро при виде женщины с увесистыми сумками, то мы подумаем, что случайно зашли в двери, ведущие в другое измерение, как в «Черновике» Лукьяненко. Ведь в нашем измерении мужчины сидят перед нами, широко раздвинув ноги, уткнувшись в экран своего гаджета и делают вид, что полностью погружены в «информационное пространство».

Откуда они, новые нарциссы?

Да, это у нас. А у них пустеют пабы и все чаще на страницах Инстаграм появляются селфи мужчин с прокачанными торсами. Вы только вдумайтесь, мужчины выкладывают селфи своих обнаженных тел, и что самое интересное, женщинам не зазорно рассматривать их. Ведь если мужчина рассматривает красивое женское тело, то это до сих пор считается не приличным. Прокачанные торсы, веганство, протеиновые коктейли, отказ от сексуальных отношений становятся нормой. Причем мужчины открыто говорят о том, что избирают веганство ради будущего планеты. Это течение вышло из недр кремниевой долины, в которой технологическая аристократия ведет сверхправильный образ жизни, а их последователи хотят хоть как-то быть причастными к элитному сословию.

Это становится субкультурой, которая, как и все, растет на подражании большинства меньшинству. Так было и в эпоху хиппи, которая не накрыла нас с головой лишь потому, что опустившийся в 60х железный занавес выполнял свою работу безупречно, а мы довольствовались фотографиями из Ровесника, демонстрировавшего аморальное поведение буржуазных элементов, позволявших себе носить широко расклешенные от колена и протертые до дыр голубые джинсы. 

Почему изменяются мужчины?

От ростков субкультуры до нового типа поведения той или иной социальной группы людей не так уж далеко. Но для того, чтобы новый тип сформировался, необходимо совпадение нескольких условий, и кроме фактора подражания технологической элите, они есть.

Исторически все диеты, селфи, килограммы и сантиметры были сугубо женской прерогативой. Кто-кто, а женщины никогда не искали смысла всего этого в будущем человечества. Сегодня мужчины начинают демонстрировать женский тип поведения. Видимо в жизни на самом деле происходит что-то глобальное, как наступление ледникового периода. Однополые браки. Требования «общественности» о включении в состав моделей, представляющих коллекции женского белья представителей меньшинств, не идентифицировавших свою сексуальную принадлежность. Движение MeeToo, борьба с харассментом, оценив которую в ретроспективе, можно сделать вывод, что цели и задачи женского движения изменились. Борьба женщин за равные с мужчинами социальные права перешла в общественное порицание сильнейшей половины за качества, которыми они наделены от природы. 

Как и положено в подобного рода постановках, на сцене появились антигерои. Причем, весьма авторитетные. Это нынешний президент США, фотографии которого с сочным гамбургером в одной руке и стаканом вредной для здоровья Кока-Колы в другой, собирают огромное количество просмотров, а легенды о его сексуальных приключениях давно уже стали достоянием нации. То же самое и Харви Ванштей, которому вообще пришлось заплатить свободой за свое «по-настоящему мужское поведение».

Если собрать все воедино, то получается, что мужской тип поведения может измениться. Изменятся и отношения мужчин и женщин. Вернее, их не станет. Но лучше отнести это в область фантастики и воздержаться от мрачных прогнозов. Надеемся, что общество переболеет этим и начнется какое-нибудь новое движение с какими-нибудь новыми лидерами и какими-нибудь новыми глобальными задачами, не затрагивающими сексуальные отношения в принципе.

А что кается нас, то мы можем облегченно вздохнуть. Политическая элита от нас слишком далеко, а технологическая еще не сформировалась, так как до недавнего времени на нее не было индустриального запроса. Поэтому и подражать особенно некому. Борьба с харассментом прошла рикошетом, а официальное признание однополых браков нам может только присниться, так нервы у наших законодателей намного крепче, чем у европарламентариев, которым в последнее время вообще очень сложно держать политическое равновесие.

 

Добавить комментарий: Зарегистрироваться или Войти.

Также в разделе

23.09.18

Почему им верят?

Потому, что хотят верить. Потому, что хотят думать, что на с...
смотреть все +

Новый нарциссизм. Что это? Дань моде? Субкультура двадцать первого столетия? Желание обозначить принадлежность к мировой элите или новый тип социального поведения мужчин? И вообще, возможно ли такое у нас?

Для начала обратимся к Википедии. Термин «нарциссизм» означает самовлюбленность и исторически происходит из древнегреческого мифа о юноше, которому свое отражение в озере оказалось дороже любви прекрасной нимфы. В наказание создатель превратил юношу в цветок, сохранив его имя – Нарцисс. В психиатрии глубокие формы нарциссизма классифицируются как расстройства личности.

Мужчины подобного типа, которые не дошли до клинической стадии, встречаются у нас довольно часто. В желании произвести впечатление вы почти сразу уловите самоцель. Ему не важна возможность завязать романтические отношения с вами, ему важна ваша реакция на его остроты. А ваша улыбка при виде чудака будет истолкована как понимание утонченного юмора и неверно прочтется как приглашение продолжить свое выступление.

Это то, что лежит на поверхности. Глубже – озабоченность собой, своим здоровьем, внешним видом, этичностью своих занятий. Что в этом плохого? Одни добродетели. Если все наши мужчины в одночасье окажутся подобным образом озабочены, то для нас и дорога за счастьем не за три моря. Если все наши мужчины будут вскакивать со своих мест в метро при виде женщины с увесистыми сумками, то мы подумаем, что случайно зашли в двери, ведущие в другое измерение, как в «Черновике» Лукьяненко. Ведь в нашем измерении мужчины сидят перед нами, широко раздвинув ноги, уткнувшись в экран своего гаджета и делают вид, что полностью погружены в «информационное пространство».

Откуда они, новые нарциссы?

Да, это у нас. А у них пустеют пабы и все чаще на страницах Инстаграм появляются селфи мужчин с прокачанными торсами. Вы только вдумайтесь, мужчины выкладывают селфи своих обнаженных тел, и что самое интересное, женщинам не зазорно рассматривать их. Ведь если мужчина рассматривает красивое женское тело, то это до сих пор считается не приличным. Прокачанные торсы, веганство, протеиновые коктейли, отказ от сексуальных отношений становятся нормой. Причем мужчины открыто говорят о том, что избирают веганство ради будущего планеты. Это течение вышло из недр кремниевой долины, в которой технологическая аристократия ведет сверхправильный образ жизни, а их последователи хотят хоть как-то быть причастными к элитному сословию.

Это становится субкультурой, которая, как и все, растет на подражании большинства меньшинству. Так было и в эпоху хиппи, которая не накрыла нас с головой лишь потому, что опустившийся в 60х железный занавес выполнял свою работу безупречно, а мы довольствовались фотографиями из Ровесника, демонстрировавшего аморальное поведение буржуазных элементов, позволявших себе носить широко расклешенные от колена и протертые до дыр голубые джинсы. 

Почему изменяются мужчины?

От ростков субкультуры до нового типа поведения той или иной социальной группы людей не так уж далеко. Но для того, чтобы новый тип сформировался, необходимо совпадение нескольких условий, и кроме фактора подражания технологической элите, они есть.

Исторически все диеты, селфи, килограммы и сантиметры были сугубо женской прерогативой. Кто-кто, а женщины никогда не искали смысла всего этого в будущем человечества. Сегодня мужчины начинают демонстрировать женский тип поведения. Видимо в жизни на самом деле происходит что-то глобальное, как наступление ледникового периода. Однополые браки. Требования «общественности» о включении в состав моделей, представляющих коллекции женского белья представителей меньшинств, не идентифицировавших свою сексуальную принадлежность. Движение MeeToo, борьба с харассментом, оценив которую в ретроспективе, можно сделать вывод, что цели и задачи женского движения изменились. Борьба женщин за равные с мужчинами социальные права перешла в общественное порицание сильнейшей половины за качества, которыми они наделены от природы. 

Как и положено в подобного рода постановках, на сцене появились антигерои. Причем, весьма авторитетные. Это нынешний президент США, фотографии которого с сочным гамбургером в одной руке и стаканом вредной для здоровья Кока-Колы в другой, собирают огромное количество просмотров, а легенды о его сексуальных приключениях давно уже стали достоянием нации. То же самое и Харви Ванштей, которому вообще пришлось заплатить свободой за свое «по-настоящему мужское поведение».

Если собрать все воедино, то получается, что мужской тип поведения может измениться. Изменятся и отношения мужчин и женщин. Вернее, их не станет. Но лучше отнести это в область фантастики и воздержаться от мрачных прогнозов. Надеемся, что общество переболеет этим и начнется какое-нибудь новое движение с какими-нибудь новыми лидерами и какими-нибудь новыми глобальными задачами, не затрагивающими сексуальные отношения в принципе.

А что кается нас, то мы можем облегченно вздохнуть. Политическая элита от нас слишком далеко, а технологическая еще не сформировалась, так как до недавнего времени на нее не было индустриального запроса. Поэтому и подражать особенно некому. Борьба с харассментом прошла рикошетом, а официальное признание однополых браков нам может только присниться, так нервы у наших законодателей намного крепче, чем у европарламентариев, которым в последнее время вообще очень сложно держать политическое равновесие.

 

При подготовке публикации использованы материалы spectator.co.uk
Добавить комментарий: Зарегистрироваться или Войти.